Запись на консультацию

Дарья Грошева

Здравствуйте! Я психолог, психотерапевт. Принято считать, что отношения - это что-то, о чем стоит говорить как о сакральном процессе, с придыханием. В реальности же это способность терпеть особенности другого, оставаясь при этом собой и сохраняя симпатию. Я помогаю разобраться в том, как это сделать.             

Я закончила факультет психологии МГУ и Институт гештальта и психодрамы. Как психотерапевт я работаю вот уже более пяти лет, и каждый день довольна своим выбором и судьбой. Большую информацию о моей профессиональной деятельности и образовании Вы можете найти в моих статьях или спросить у меня лично. 

Сертификат Диплом

Невозможно принять себя, научиться давать себе то, в чем нуждаешься, полюбить себя перед тем как вступать в отношения. Все это возможно только находясь в них. Только через Другого человек способен осознать то, чего не хватает для счастья, увидеть свой дефицит и начать его восполнять. 

Любовь - это не только эйфория, это таже и скука, обида, непонимание и чудовищная лавина страха быть отвергнутым, разоблаченным как человек, которого нельзя любить. И вместе с тем любовь - это навык, который можно и нужно развивать. Уметь принимать себя, а затем и партнера в своих самых разных проявлениях, дарить и принимать заботу - полноценно жить. 

Мои профессиональные принципы

Публикации

Однажды меня и всю мою группу еще во время обучения спросили: “Вы любите людей?”. Я задумалась, прислушалась к себе и поняла, что все же да. “Тогда у вас точно хватит терпения для того, чтобы принять человека в том, в чем он есть сейчас,”- продолжал учитель. - “Даже если вам кажется, что он своими поступками тащит себя ко дну, вы все равно можете только быть с ним, сопровождать его, напоминая, что вы рядом и можете помочь, если он протянет к вам руку. Вы никогда не сделаете его насильно счастливым. Но вы можете разделить с ним горе. Возможно, это все, что он готов принять.”. Я запомнила эти слова.

***

Эта девушка пришла ко мне, не веря что ей кто-то сможет помочь. Ей в жизни крепко досталось: сначала разрыв с любимым человеком, потом смерть бабушки (единственного человека, который ее любил, по ее словам), потом замаячившее на горизонте увольнение. Вдобавок ко всему долги, так что наша с ней работа скорее была поводом для расстройства, чем надеждой на что-то лучшее.

 

- Меня, если честно, отправила к вам подруга, потому что начала подозревать депрессию.

- А вы сами с ней согласны?

- Я, если честно, вообще ничего не понимаю уже. Со мной как будто проклятье какое-то происходит. За что ни возьмусь - все катится к чертям. Хочется просто остановиться и ничего не делать.

 

Я замечаю ее “если честно” и то, как она начала. Резковатая, на меня предпочитает не смотреть, при этом она не вызывает у меня неприятных чувств. Скорее я представляю, что познакомься мы с ней в другое время и в другом месте, то мы могли бы стать хорошими друзьями. Я могла бы быть с ней откровенной, и из-за этого первого впечатления мне очень сильно хочется ей помогать. Хоть я еще и не понимаю в чем.

 

- Ну хорошо, подруга решила, что вам плохо. А как вы сами считаете, нужна ли вам помощь? Хотели бы вы что-то изменить в своей жизни?

 

Она надолго замолкает, как будто печалится.

 

- Я бы хотела, чтобы изначально все было не так. И чтобы я была другой.

- Какой именно?

- Мой бывший говорил, что я сама виновата в том, что мы расстались. Я думаю, что он прав. Наверное во мне точно есть что-то отталкивающее, раз за столько лет он не решил на мне жениться.

- А сколько лет?

- Да много. Десять.

- Вы были счастливы вместе?

- Я думала, что были. У нас был дом, был пес, мы планировали совместный отдых. А потом в один момент он вдруг стал другим. Он изменился, как будто кто-то его заколдовал. Он стал каким-то злым и отстраненным. А потом решил расстаться. Я не хотела этого, но он сказал, что больше меня не любит. Что никогда не любил меня. И я ушла.

 

Я замечаю как ровно и спокойно она рассказывает эту историю. Как будто ей не больно. А мне хочется ее остановить и крикнуть “Как?! Зачем же ты ушла?! Ведь это был твой дом! Ведь это была твоя жизнь!”.

 

Наташа продолжала свой рассказ.

 

- Подруги все сказали мне, что он дурак, жалели меня, утешали. Да я и сама понимаю, что как-то странно все. Но прошло уже два года, а я все никак не перестроюсь. У него уже давно своя жизнь, он встретил другую женщину и у них все хорошо. А я как будто все еще думаю о нем. У меня никого нет. Все мужчины от меня как будто бегут. Еще и эти долги.. Наверное где-то я карму испортила.

- Наташа, слушая вас я буквально сдерживаюсь от желания вам чем-то помочь. Но я не слышу от вас того, чтобы вы хотели этой помощи. Вы рассказываете свою историю ровно, не жалуетесь. Для меня то, что вы говорите - вещи болезненные, я бы сильно переживала, злилась, расстраивалась. Но я все еще не понимаю, хотели бы вы моей заботы и поддержки или нет? Достаточно ли того, что я вас просто слушаю?

- Да я даже не знаю как-то. Я уже смирилась с тем, что есть.

 

Я чувствую бессилие от того, что не могу помочь сейчас, от того, что она не просит, а будто констатирует тяжелые факты. Как будто между мной и ей стоит большая каменная стена. Но виновата ли она в этом? Нет. Достаточно того, что она сама себя осудила в разрыве, забывая, что этот процесс провоцируют всегда оба.

 

Когда внешней жизни становится слишком много, наши сенсоры перегружаются и отказывают. И с ней так произошло. Когда-то сильная боль расставания притупилась от еще большей болью утраты родного человека. Когда-то боли стало настолько много, что ее можно было просто выключить, а вместе с ней и половину других чувств. И я могу лишь шаг за шагом быть с ней, слушать и постепенно возвращать ее к жизни. Оживать и быть готовой встретиться с потоком чувств.

 

Мы продолжали встречаться, я больше узнавала о ее жизни. О том, какая активная эта миниатюрная женщина, как многого она хочет и как ей все вокруг было интересно. То тут, то там она рассказывает как помогала разным друзьям, даже во время болезни. И удивительно, ведь даже будучи с температурой она героически способна приехать на другой конец города, чтобы помочь подруге с переездом.

 

- Ты такая отзывчивая, готова прийти на выручку друзьям. Как ты к себе такой относишься? Тебе нравится, что ты такая?

- Я даже не задумывалась как-то. Такая и все.

- Ты так энергично рассказываешь о дружбе, я удивляюсь тому контрасту, когда я тебя увидела на первой встрече.

- Ну наверное, мне нравится помогать другим. Это же правильно.

 

А я все вспоминаю какой был сильный импульс во мне, как сильно мне хотелось помочь ей, но я чувствовала стену.

 

- Наверное, твоим друзьям можно позавидовать. А получаешь ли ты от них такую же поддержку?

- Хмм. Не думала. Но в целом да, наверное. Хотя я понимаю, у них бывает свое личное время. Это я сейчас барышня свободная, а у подруг же семьи.

- А ты всегда была такой отзывчивой или стала ей после разрыва?

- Да нет, всегда наверное. Мне бывший тоже говорил, что я готова сделать все ради других. Может еще и поэтому он меня бросил.

- Ты все же ищешь причины. Хочешь понять, что между вами произошло. Для чего ты это делаешь?

- Я хочу правды.

- Что тебе эта правда даст?

- Мне станет спокойнее. Тогда я пойму что было не так и смогу двигаться дальше.

- Ты так говоришь, как будто ты бракованная модель. Но ты же ведь живая. Ты такая интересная, включенная, в тебе столько энергии. Зачем ты хочешь это изменить?

- Ну потому что если бы я была такой классной как ты говоришь, то он бы меня не бросил.

 

Она все продолжает себя винить. И есть болезненный разрыв между словами “он меня бросил” и “я в этом виновата”. Потому что если бросил он, то он и предатель. Он вероломно нарушил общие договоренности быть вместе, он решил, что она ему больше не нужна и в одиночку разрушил все ее мечты, планы и совместно нажитое. На него нужно злиться. Но злюсь только я, когда ее слушаю. Она же обернула это чувство на себя. Она его защищает, а себя винит - он прав, ведь не бывает следствий без причины. Так происходит для нее.

 

- Знаешь, хочу с тобой поделиться. Когда ты говоришь, что он тебя бросил потому что ты не классная, я сильно злюсь. Ведь для меня это предательство. Мы вместе шли по жизни пока все было хорошо, а потом он вдруг решил, что ему плохо. Меня как будто лишили права что-то исправить, что-то сделать. Поставили мне оценку, не дав исправить какие-то возможные ошибки. Не дав мне сказать что я думаю. И я сильно злюсь, что мне как будто бы заткнули рот. Что с тобой происходит когда я это говорю?

- Интересно. Я так не думала.

 

Мы не стали дальше разворачивать и исследовать это “интересно”. Это “интересно” в смысле хорошо? Или плохо? Уверена, что ее подруги тоже с лихвой злились и поддерживали ее, она сама об этом рассказала. Мне было важно обратить ее внимание на то, что в отношениях и она тоже имеет место быть. Что может говорить о том, что ей подходит или нет, что может быть собой. Но она пытается разгадать что думает другой, и это практически невозможно.

 

- Я не могла тогда сказать, что меня что-то не устраивает, - начала она на следующей встрече. - Я должна быть выше этого и не устраивать истерики. Никто не любит истеричек.

- Ну знаешь, тут кому что. А что ты называешь истерикой?

- Ну когда я пытаюсь допрашивать его “Где ты был”, “Почему мы никуда не ездим”, вот это все. Хотя мне иногда хотелось, конечно.

- Но ты молчала.

- Да. Я никогда не говорю о том, что мне не нравится. Я не обижаюсь. Просто в какой-то момент я делаю выводы.

- Мне страшно сейчас. Вдруг ты и про меня делаешь выводы, а потом просто возьмешь и не придешь. Я бы не хотела тебя потерять.

- Ну все не так уж страшно, я редко так поступаю.

- А это похоже на то, как он с тобой поступил?

 

Внезапно в этом месте что-то происходит. Похоже, что Наташа ощутила что-то болезненное.

- Я поняла, когда ты сказала, что тебе страшно. Я поняла, что я не хотела его потерять, но он ушел и ничего не дал мне сказать. Мне было больно и одиноко. Мне не к кому было пойти, хотя меня все поддерживали. Единственный кто мог меня понять - это бабушка, но и ее не стало. Меня все бросили, я никому не нужна.

- Ты плачешь. Сейчас я с тобой. Сейчас ты мне нужна, и я тебя не бросаю.

 

Это первая самая болезненная точка, к которой мы подошли. Это центральная боль нашего с ней процесса - быть не нужной. Мы постепенно работали с травмой потери и ощущением нужности. Пускай ему она была не нужна, но она хотела быть нужной самой себе. Ценить себя, доверять, уважать. Она училась занимать место, просить о важном для себя, говорить о своих желаниях. И жить как хозяйка собственной жизни.

 

***

Мне сложно было ей не помогать. Мне сложно было быть с ней, когда она была такой отстраненной, когда рассказывала свою историю как грустный фильм. Хотелось потрясти ее и крикнуть “Ну как же, ведь это твоя история, ты достойна счастья! Перестань так сильно обвинять себя!”. Но парадоксально, так бы я не помогла, а лишь усилила ее стыд. Мне сложно было принимать то, как она вновь и вновь ковыряет свою рану и сыплет на нее соль, и я могла лишь комментировать это. Потому что у нее не было чувствительности. И лишь когда она появилась, тогда она смогла сама заметить, что делает. И лишь тогда моя помощь оказалась уместной. А потом и возможный счастливый финал психотерапии.

Стоимость услуг

Публикации

Контакты

+7 (925) 554-16-35 daria@psyadviser.ru

Вся информация
строго конфиденциальна